Время Левченко: прости, Сергей, мы все прое...

Авторское послесловие к четырехлетней эпопеи имени Сергея Георгиевича Левченко, губернатора Иркутской области. Теперь уже бывшего.

Повторю то, о чем писал еще несколько лет назад, — система российской власти устроена так, чтобы минимизировать влияние региональных игроков на общественно-политические и тем более экономические процессы. Главы иркутской губернии меняются куда чаще, чем в среднем по стране, однако это практически никак не влияет на повседневную жизнь 90% проживающих на ее территории граждан.

Несколько простых и наглядных примеров.

Первый. Бюджет Иркутской области за последние пять лет вырос почти в два раза, чему очень способствовал нефтяной бум на севере региона. Казна год от года прирастает налогом на прибыль и НДФЛ. Какое отношение имело Правительство области к развитию нефтяной отрасли? Ответ: никакого, вообще. А что имело? В первую очередь — запуск ВСТО, открывший иркутским нефтяникам выход на международные рынки. Во вторую — грамотная работа тех самых нефтяников, которые в Иркутской области представлены не только известной всем госкомпанией в коричнево-черной гамме, но и мощным местным игроком с головным офисом в центре региональной столицы.

Второй. Все жители Прибайкалья в той или иной мере почувствовали падение реальных доходов с одной стороны и рост налогов с другой. Оскудение финансовых возможностей граждан началось в 2013-14 годах и продолжается до сих пор. В качестве острой приправы: повышение НДС, пенсионного возраста, запретительные (по факту) кредитные ставки для физ- и юрлиц, введение обязательной платы за капремонт, так называемая мусорная реформа. То есть все мы в последние пять-семь лет стали жить беднее и хуже, на что указывает рухнувший в два раза спрос на автомобили (очень показательный индикатор), схлопывание рынка недвижимости (при все еще высоком спросе сильно выросли цены и сократилось предложение), девальвация национальной валюты. Печальная картина, но как ее могли изменить потуги того или иного иркутского губернатора? Ответ очевиден: никак, — все фискальные и административные решения завязаны на Кремль и Белый дом.

Левченко Сергей © Проект "Лица Сибири"

Третий. В начале 2010 года население Иркутской области составляло 2 440 тысяч человек, к концу 2019 года оно сократилось до 2 397 тысяч человек, общий невосполнимый убыток — более 43 тысяч человек. При этом, если вглядеться в статистику по годам, мы увидим высокую смертность, низкую рождаемость, резкий миграционный отток с севера региона, из малых городов, при локальном росте жителей в Иркутске и Иркутском районе. Похожую картину можно наблюдать практически во всех регионах Сибири за исключением этнической глубинки с патриархально высоким уровнем рождаемости. Может ли тот или иной губернатор переломить этот негативный тренд? Ответ: разумеется нет, ведь здесь сказывают макро-факторы, такие как климат, плохая экология промышленных центров, исторически сложившийся колониальный характер местной экономики, отсутствие даже базовой инфраструктуры (например дорог) в большинстве территорий мало-мальски удаленных от единственной федеральной траcсы и Транссиба.

Резюмирую: губернатор это не про экономику и глобальное развитие (или столь же глобальную деградацию), но исключительно про стиль, медиа-войны, дележку отдельных активов и общий, так сказать, нравственный облик власти. От личности губернатора зависит политическая тусовка, высшие чиновники, некоторые бизнесмены. И все, — на всю область таковых наберется едва ли две-три тысячи человек, в остальном регион никак не меняется от пришествия или отбытия очередного Сергея, Игоря или Дмитрия.

Дальнейший спич исключительно про стиль и атмосферу — понятия эфемерные ровно в той мере, чтобы разговор о них мог быть интересен только людям вовлеченным. Прочим предлагаю закончить чтение этого текста прямо сейчас, усвоив базовый тезис — личность губернатора для повседневной жизнь обывателя значения не имеет. Точка.

Моя субъективная оценка талантов Сергея Георгиевича: он был самым маститым и опытным публичным политиком во главе региона за всю современную историю. Интересный человек и профи с большой буквы. Левченко продержался в кресле больше четырех лет исключительно благодаря своему чутью и умению лавировать, — не обладай он этими совершенно необходимыми для политика его уровня качествами, досрочная отставка могла произойти еще в 2018-ом, или даже 2017 году. Формальных поводов хватало: «боярышник», «червивые подарки», «охота на медведя» и т.д.

Кадр из того самого ролика про губернаторскую охоту на медведя.

Как Левченко пришел к власти в 2015 году? В результате войны элит и провальной политики губернатора Сергея Ерощенко в части выстраивания дипломатических отношений с влиятельными представителями истеблишмента. При этом Москву, Кремль и ФПГ Ерощенко устраивал полностью. То есть это был «бунт местных» в чистом виде.

Как Левченко потерял власть в 2019 году? В результате войны элит и нежелания Администрации президента видеть во главе области губернатора-коммуниста. При этом Иркутск и «местных» Левченко в общем и целом устраивал, зато он совершенно не удовлетворял интересы ФПГ и имперской канцелярии в здании на Старой площади. То есть «царский указ» в чистом виде.

Я усматриваю здесь даже некую забавную гротескную справедливость. До Левченко иркутские бароны схарчили трех подряд губернаторов-назначенцев (Игоря Есиповского по понятным причинам сюда записывать не будем), теперь наблюдаем обратную картину, — Москва похоронила губернатора из «местных». На табло 3:1 в пользу регионалов. Матч продолжается, на арене новый игрок, на сей раз в погонах МЧС. Будет жарко.

Три слова про небывалую коррупцию в окружении красного тирана. Опять же, строго субъективно — при Левченко воровали не больше, чем при Ерощенко или Мезенцеве, возможно, даже немного меньше. Это моя оценка, как стороннего наблюдателя, имеющего общее представление о том, как, что и зачем происходит в региональной политике и экономике. Пожалуй, самая мутная история, реально тянущая на коррупцию в классическом понимании — афера с лифтами и компанией «Звезда». Вот там реально торчали уши, хвост и прочие части тела близких родственников главы региона. В остальном — натянутые на барабанный обод байки, домыслы и вранье купленных с потрохами СМИ. Например, кейс со страшным лесным вором министром Шевердой я подробно разбирал в трех частях и не нашел убедительных доказательств небывалой коррупции в Минлесе. Это же касается прочих «резонансных» историй, о которых грубо и совершенно непрофессионально писали журналисты.

Два слова по тулунское наводнение, как главную причину отставки Левченко. Полнейшая чушь. Нет ни одного вменяемого факта, доказывающего, что иркутское Правительство под управлением Левченко провалило работу по устранению последствий летней катастрофы. Проволочки, не выходящие за рамки традиционной нерасторопности российской бюрократии; шумный и бессмысленный пиар; легкий неадекват пресс-службы— все это было, однако Левченко сняли не поэтому. Хотите доказательств? Очень просто: все лица в Сером доме, непосредственно отвечавшие за «наводнение», сохранили посты при врио Игоре Кобзеве. Это и глава КЧС (а также всего кабинета) Руслан Болотов, и министр строительства Светлана Свиркина, и глава Минсоца Владимир Радионов. Занавес.

Левченко Сергей, Болотов Руслан, Награждение победителей конкурса "100 лучших товаров России", 8 ноября 2018 года., фотограф: Яна Ушакова © Проект "Лица Сибири"

Одно слово про коллег-журналистов и прочих «общественников». Это слово матерное, не для эфира. Можно быть благодарным Сергею Георгиевичу за то, что при нем свобода слова в Иркутской области достигла небывалых размахов, — в самом деле, вы знаете еще хоть один регион в России, где почти все крупные СМИ и медиа-площадки годами напролет могли себе позволить мочить действующую власть? Левченко был самым критикуемым губернатором страны, и журналисты на нем оттоптались до полной потери человеческого облика. Про облик профессиональный я промолчу, — о трупе либо хорошо, либо ничего. Пиар-команда Сергея Георгиевича, надо сказать, оказалась под стать оппонентам — то, что творила Ирина Алашкевич, или, к примеру, сетевые гопники министра здравоохранения Олега Ярошенко, трудно воспринимать двояко. В целом в 2015-2019 годах медиа-пространство Прибайкалья пережило несколько больших информационных войн, по итогам каковых у любого адекватного человека уже не остается внятных аргументов в защиту «второй древнейшей». Меня удивляет только одно, — почему люди продолжают все это читать и смотреть? Видимо, здесь что-то по разряду фрейдизма и подавленных сексуальных желаний.

Левченко Сергей, Алашкевич Ирина, Иркутск, встреча губернатора Иркутской области с журналистами, 14 октября 2016 года. © Проект "Лица Сибири"

Так каким же оно было, время Левченко? Для области в целом — рутинным, ничем не выдающимся. Для политического ландшафта — подобным смеси бензина и мышьяка, когда сначала все ярко и красочно полыхает, а в итоге ноги тонут в зловонном пепелище. Для меня лично — временем, на излете которого я называю региональную журналистику паскуднейшим ремеслом для самых отчаянных циников или бесхарактерных дураков, к сожалению, не исключая и себя из числа последних.

Новости Прибайкалья - в Вайбере. Только эксклюзив! Подписывайтесь!

Читайте нас в Одноклассниках!

Читайте нас в Телеграме!

URL: https://babr24.net/irk/?IDE=196353

bytes: 10593 / 9274

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Андрeй Темнов, независимый журналист.

На сайте опубликовано 1065 текстов этого автора.

Другие статьи в рубрике "Политика" (Иркутск)

Трансферный Иркутск. Почему в столице Прибайкалья нет денег?

Город Иркутск могут ждать серьезные изменения к лучшему. Речь идет о суммах, которые город получает от регионального центра. Как известно, Иркутск долгое время находился в состоянии хронического недофинансирования. Иркутская область — богатый регион с большим бюджетом.

Максим Бакулев

ПолитикаЭкономика и бизнесИркутск

9411

02.12.2021

Телеграм Иркутска за неделю: бубен Сандакова, декабристы Ружникова и иркутский Чехов

Бабр представляет обзор ключевых событий в иркутском сегменте мессенджера Telegram за неделю с 22 по 28 ноября включительно. Бубен Сандакова Бабр.

Александр Мур

ПолитикаСкандалыЗдоровьеИркутск

8950

30.11.2021

QR-коды придется одобрить, а то кузнец закодирует... Сессия Заксобрания: онлайн Бабра

До 14 декабря парламенты российских регионов должны предоставить в Государственную думу свои отзывы на правительственные законопроекты о QR-кодах. Заксобрание Иркутской области заседает сегодня, 30 ноября во второй раз за месяц, но в предварительной повестке дня этого болезненного вопроса нет.

Камиль Фахрутдинов

ПолитикаОбществоИркутск

19642

30.11.2021

Были они смуглые и золотоглазые. И голые: обратные каминг-ауты политиков Прибайкалья

Если кто-то из членов оппозиционной партии даже со скандалом ее покидает, то он никогда не говорит так: «Граждане, все у нас в стране хорошо, а мои бывшие сволочи-однопартийцы клевещут на государство». То есть он может говорить, что сволочи, но что хорошо и клевещут – нет.

Камиль Фахрутдинов

ПолитикаСкандалыИркутск

12452

29.11.2021

Неконкретная г-жа Гарнец и медийный г-н Рабушко. Похождения новых министров

Этой осенью Красноярский край обзавёлся двумя новыми министрами — строительства и экономического развития. БАБР наблюдает за первыми шагами на посту новоиспечённых обладателей министерских портфелей. Молодой министр.

Макс Веселов

ПолитикаЭкономика и бизнесНедвижимостьМир

8300

24.11.2021

Министр здравоохранения попросил у Прибайкалья в бубен – теперь официально

Политическое харакири в исполнении министра здравоохранения Прибайкалья Якова Сандакова состоялось в Качугской районной больнице. А именно, Яков Павлович имел в учреждении следующую беседу с журналистом канала «Россия 24» Еленой Ерофеевой: - Как у вас люди выживают?

Камиль Фахрутдинов

ПолитикаОбществоСкандалыИркутск

23830

23.11.2021

Эффект страуса, или Как не заметить чумной барак

Кажется, дело не в том, что мы как-то научились жить с коронавирусом, а в том, что просто перестали его замечать.

Роман Русских

ПолитикаСобытияЗдоровьеМир Россия Иркутск

13243

19.11.2021

Блогнот. Вячеслав Мархаев о QR-кодах

Ко мне обращается очень много избирателей, неравнодушных людей, и все они просят разъяснить необходимость введения режима QR — кодов повсеместно: на транспорте, в магазинах, театрах и т д.

Андрей Светлов

ПолитикаОбществоЗдоровьеБурятия Россия Иркутск

13896

18.11.2021

«В очередь, сукины дети!», или 1001 совет по выживанию от дяди Вани

Кто может – занимается бизнесом, кто не может – политикой. Две эпохальные даты – двухсотлетие Фёдора Михайловича Достоевского и стотридцатилетие Ивана Лукьяновича Солоневича – прошли для Иркутской области так, как будто их и не было.

Роман Русских

ПолитикаЗдоровьеОбществоМир Россия Иркутск

13397

17.11.2021

Гаськов против Матрицы. Сессия Заксобрания: онлайн Бабра

Гвозди повестки 48-й сессии Законодательного собрания Иркутской области – проект областного бюджета 2022 года и Стратегия социально-экономического развития Иркутской области на период до 2036 года. Стратегия, видимо, становится чашей Святого Грааля для каждого очередного правительства Прибайкалья.

Камиль Фахрутдинов

ПолитикаИркутск

15953

17.11.2021

Телеграм Иркутска за неделю: тучи над мэром Петровым, бизнес Сарсенбаева горит и ковидный квиз Гука

Бабр представляет обзор ключевых событий в иркутском сегменте мессенджера Telegram за неделю с 8 по 14 ноября включительно. Мэр Петров собирает вещи? Следователи завели ещё одно уголовное дело на чиновников из мэрии Ангарска.

Александр Мур

ПолитикаРасследованияЭкономика и бизнесИркутск

15237

16.11.2021

Дорогая наша дума

В думе Иркутска продолжают раздавать статусные должности с высокими зарплатами и требовать увеличения финансирования на собственные расходы, что делает этот представительный орган власти весьма дорогим для карманов налогоплательщиков. «А я ничего не буду.

Алексей Костин

ПолитикаОбществоЭкономика и бизнесИркутск

9635

16.11.2021

Лица Сибири

Аникеев Сергей

Клевцова Ольга

Тарханов Николай

Яковлева Юлия

Мамаджанов Константин

Пашков Владимир

Семенов Дмитрий

Выговский Евгений

Дерипаска Олег

Воробьев Евгений