Григорий Красовский

© Babr24

 Источник: srn.su

НедвижимостьРасследованияИркутск

5428

15.12.2018, 16:18

Убийство памятника – на совести прокуроров

28 мая 2008г. в газете «Родная земля» была опубликована моя статья «Кто остановит вандалов?». В ней я рассказал читателям, каким ухищрённым методом был уничтожен уникальный памятник деревянного зодчества – дом, построенный в конце 19 века, а точнее в 1914 году, по проекту архитектора В.А.Рассушина. Он находился по ул.Володарского самом центре Иркутска и имел номер 3.

Этот дом-памятник был принят на Государственную охрану решением Исполнительного комитета Иркутского областного Совета народных депутатов от 22 февраля 1990г. № 73 в строгом соответствии с требованиями законодательства, действующего на тот период. На этот объект была составлена учётная карточка, здание отнесено к памятникам архитектуры. В этом доме жил старший брат архитектора Алексей Александрович, который в 1914 году переехал в Иркутск из Хабаровска. Он был видным общественным деятелем, дважды избирался городским головой Хабаровска, и в Иркутске оставил о себе добрую память.

В этом добротном старинном особняке несколько десятилетий находились детские ясли № 32, но настало время, когда на него положил свой цепкий взгляд прокурор Иркутской области Анатолий Мерзляков. Но приглянулось-то ему как раз не само здание, а земля, на которой оно стояло. Прокуратура Иркутской области располагается недалёко – совсем рядом в доме № 5 по этой же улице, поэтому-то в недрах прокуратуры созрел план о расширении её здания за счёт его строительства на месте усадьбы Рассушиных.

Сначала выкурили из здания детишек, а 30.08.2005г. по всем правилам с участием нового пользователя домом А.Мерзляковым и председателя Комитета по охране объектов культурного наследия Иркутской области Надежды Красной был составлен серьёзный документ – Охранное обязательство по сохранению, содержанию и использованию объекта культурного наследия под № 346-2005. Данным документом на подписавшегося под ним А.Н.Мерзляковым возлагается ответственность за нарушение условий охранного обязательства. Оно включает в себя ряд штрафных санкций к нарушителю от 10-ти до 100 минимальных размеров оплаты труда, а пункт 4.3 указывает, что «В случае выявления нарушений условий охранного обязательства «Госорган» направляет «Пользователю» предписание об устранении нарушений, а в случае их не устранения в установленный срок обращается в суд с иском о понуждении «Пользователя» выполнить условия охранного обязательства в натуре и взыскания с него убытков, причинённых нарушением условий охранного обязательства». А в пункте 4.4 указано: « В случае, если «Пользователь» не выполняет требований к сохранению объекта культурного наследия или совершает действия, угрожающие сохранности данного объекта и влекущие утрату им своего значения, то бесхозяйственно содержащийся объект культурного наследия может быть изъят у «Пользователя» в судебном порядке в соответствии с действующим законодательством». Хочется особо отметить, что до сих пор это охранное обязательство «висит» на А.Н.Мерзлякове и никто его не отменял.

В Акте же технического состояния памятника истории и культуры, подписанным серьёзными специалистами Комитета по охране объектов культурного наследия Г.З.Устюговой, Л.Г.Басиной, К.Л.Москвитиной и самим прокурором Иркутской области А.Н.Мерзляковым, памятник представлен в удовлетворительном состоянии, а пользователю предписано получить в Госоргане планово-реставрационное задание ( в срок до 01.12.2005г.), выполнить предварительные работы в полном объёме, предусмотренном РНиП1.01.02.-94 ( срок исполнения до 01.11.2006г.), выполнить комплексный проект реставрации и представить на согласование в Госорган ( срок начала работ 01.07.2007г., а окончания 01.02.2009г.).

Казалось бы всё учтено было чиновниками, заботившимися о сохранении памятника, но не учли они того, что подписавшийся под всеми этими документами А.Н.Мерзляков через два года бессовестно и преступно нарушит эти, взятые на себя обязательства и обещания, начнёт предпринимать меры по уничтожению памятника для освобождения земельного участка под ним для строительства задания Областной прокуратуры. Сначала был создан наглый план по выводу памятника из под Государственной охраны – ведь именно она-то и мешала «наполеоновским» планам Мерзлякова. А всё придумалось им довольно просто: он собственноручно 26.05.2006г. издал ПРОТЕСТ на Решение Исполкома областного Совета народных депутатов от 22.02.1990г. № 73 «Об отнесении недвижимых памятников истории и культуры г.Иркутска к категории местного и республиканского значения» в части п.п. 1 и 32. К лоббированию данного протеста был подключён и.о. первого заместителя главы администрации Иркутской области Сергей Васильевич Воронов. Он 29.05.2006г. лично обратился к Вадиму Петровичу Шахерову со своей резолюцией на письме: « прошу внимательно изучить вопрос и внести предложения до 1.06.06г.».

Но вернёмся к тексту самого ПРОТЕСТА, под прессинг которого попал за компанию, помимо дома Рассушина, и дом-памятник по ул. Ангарская 6 – иконописная мастерская Старцевых, находящаяся рядом со Знаменской церковью, также находящийся под Государственной охраной. В своих доводах А.Н.Мерзляков – серьёзно знающий законодательство, как прокурор Иркутской области, ярко обозначил незаконность Решения Исполкома № 73 следующими заумными выводами: « Полагаем, Решение облисполкома № 73 в части включения указанных объектов в список недвижимых памятников местного значения (Приложение № 1, п. 1 и п.32) является НЕЗАКОННЫМ: не проведена предварительная экспертиза данных объектов; не указано к какому виду они относятся (памятники истории, памятники градостроительства и архитектуры, памятники искусства); Список не согласован с Министерством культуры РСФСР, как т ого требовало законодательство». Далее, для заполнения пустого места в Протесте, Мерзляков цитирует некоторые выдержки из закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» от 15.12.1978г. ( в ред 1985г.). Этим он пытается выделить себя как высоко знающего специалиста о области законодательства по культуре с которым бесполезно спорить даже ответственным работникам Комитета по сохранению культурного наследия.

Вспоминает он и о порядке утверждения списков памятников местного значения и об Инструкции о порядке учёта, обеспечения сохранности, содержания, использования и реставрации недвижимых памятников истории и культуры, утверждённой Приказом Министерства культуры СССР от 13.05.86г. № 203 и о многом другом, только не о своих охранных обязательствах по отношению к памятнику дома Рассушина о которых он напрочь забыл. Он просто, как волшебник, с лёгкой руки разбивает всё наше культурное законодательство в поисках бреши в нём для оправдания своих незаконных действий по уничтожению памятника. Как ни странно Анатолий Николаевич в Протесте анализировал и делал ссылки на устаревшее законодательство СССР и РСФСР, имевшее силу при Советской власти, но никак ни в современную эпоху. О последних же законах о культурном наследии он как бы даже не задумывался. Вообще-то это похоже на умышленное введение в заблуждение, прикрываясь авторитетом прокурорского мундира, всей общественности, включая и чиновников высокого ранга, таких как Третьяк и Шахеров, которые в последствии и подчинились его требованиям, изложенным в Протесте.

В этом Протесте он как бы учит всех, якобы, «не знающих законы» работников культуры: «На каждый недвижимый памятник должны были составляться учётная карточка и паспорт, являющиеся учётными документами…» и т.д. Тем самым создаётся впечатление о том, что читая далее текст Протеста, Анатолий Николаевич знает законодательство о культурном наследии намного лучше даже самого министра культуры Российской Федерации не говоря уж о простых чиновников типа Шахерова или Красной.

В заключение своего творения он также делает «гениальный» и «непревзойдённый» вывод: «Установлено, что при отнесении в 1990 году недвижимых объектов, расположенных по ул.Ангарская 6 и ул.Володарского, 3 г.Иркутска к памятникам истории и культуры требования действующего на тот период законодательства соблюдены не были». По этой неграмотной писанине можно сделать и вывод о том, что и все памятники, попавшие под это Решение Облисполкома № 73, теперь не имеют защиту от вандалов со стороны Государства и той же прокуратуры, что такой закон теперь по-мерзляковски «вне закона». Фактически Мерзляковым был создан прецедент, на который могут в будущем иметь ориентир следственные органы и суды Российской Федерации.

В любой момент, если земля под памятниками понадобится какому-нибудь предпринимателю, то они могут быть уничтожены, по примеру того, с такой лёгкостью уничтожила Областная прокуратура их «соседей» по охранному списку – мастерскую Старцевых и дом Рассушина. «Велосипед изобретать» в этом случае не надобно – он уже изобретён гениальным прокурором.

Так же по мнению Мерзлякова «..документы, подтверждающие обоснованность включения этих объектов в Список памятников культурного значения (заключение историко-культурной экспертизы, паспорт объекта и т.д.), отсутствуют». А как же он не видел, предъявленные ему в день подписания Охранного обязательств, прилагаемые документы?!

По поводу историко-культурной ценности дома Рассушина у него имеется своё утверждение о том, что дом –то этот построен лишь «предположительно по проекту известного Иркутского архитектора В.А.Рассушина, авторству которого принадлежат многие значительные постройки Иркутска, сохранившиеся до нашего времени».

Может теперь единодушно поверим Мерзлякову, а не специалистам по историко-культурному наследию в том, что дом- то не Рассушинский и всё, что за долгие годы «нагородили» по нему в плане информации работники культуры просто их блеф, враньё, введение в заблуждение всей общественности?!

Вполне искусно и по прокурорски Мерзляков «разобрался» и с согласованием увиденного им Решения Облисполкома № 73 с Министерством культуры РСФСР. Он сделал вывод, что этот документ был ненадлежащее согласован» с этим министерством.

Концовка Протеста была просто «замечательной» и вполне правдоподобной: «Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 23 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», прошу: Рассмотреть настоящий протест. Исключить п.1 и п. 32 Приложения № 1 Решения Исполкома Иркутского областного Совета народных депутатов от 22.02.90 № 73 «Об отнесении недвижимых памятников истории и культуры г.Иркутска к категории местного и республиканского значения» как противоре6чащие требованиям законодательства РФ об объектах культурного наследия ( памятниках истории и культуры) народов РФ. О результатах рассмотрения проинформировать прокуратуру Иркутской области в десятидневный срок».

В итоге: Шахеров «внимательно изучил вопрос» и промолчал, а и.о. главы администрации Иркутской области В.П.Третьяк тут же буквально через пять дней, 31.05.2006г. издал РАСПОРЯЖЕНИЕ «О внесении изменений в решение исполнительного комитета иркутского областного Совета народных депутатов от 22.февраля 1990 года № 73», в котором было сказано: «В целях приведения областных правовых актов в соответствие с законодательством, на основании протеста прокуратуры Иркутской области от 26 мая 2006г. № 7-05-2006, руководствуясь статьёй 38 (1) Устава Иркутской области: подпункты 1 и 32 Приложения №1 к решению исполнительного комитета Иркутского областного Совета народных депутатов № 73….ИСКЛЮЧИТЬ».

Четыре раза я обращался с заявлениями в Следственный отдел г.Иркутска при Следственном управлении по Иркутской области при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. Мною были предприняты все попытки привлечь к уголовной ответственности всех лиц, причастных в уничтожении памятников; я обеспечил необходимыми консультациями следователей А.А.Шинкоренко, Е.С.Косова и и.о.руководителя отдела А.С.Кузнецова, занимающихся расследованием данного преступления, но это не заимело надлежащего эффекта. Волокита, некомпетентность этих следователей и не желание докопаться до истины, дала свои всходы: мною было получено пять Постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Они датированы последовательно: 15.11.07г., 14.12.2007г., 30.12.2007г., 14.01.2008г. и последнее – 24.01.2008г. На мою Жалобу на некачественную проверку по фактам моего заявления о нарушении законодательства и на несогласие с Постановлением от 15.11.07г. от прокуратуры Иркутской области я получил . «Постановление об отказе в удовлетворении жалобы», датированное 21.01.2008г., за подписью первого заместителя прокурора Иркутской области Н.Ю.Никончук.

Иного ответа я и не ожидал – ведь возбудить уголовное дело на самого прокурора Иркутской области А.Н.Мерзлякова, их прямого руководителя, никто из его подчинённых не посмеет, хотя, как говорят, перед законом должны быть все равны.

А сколько я получил всякого рода некомпетентных отписок, к, примеру, от консультанта департамента письменных обращений граждан Е.Зыбкина. В своём обращении к Президенту РФ В.В.Путину от 26.12.2007г. я ставил вопрос о привлечении к уголовной ответственности прокурора Иркутской области А.Н.Мерзлякова за уничтожение памятника и, соответственно, В.П. Третьяка, но к сожалению, этот самый Зыбкин, ссылаясь на закон ФЗ-№ 59 «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерайии», опять таки нарушая этот же самый закон, 33 статью Конституции РФ, закон «О государственном служащем» и «отфутболил» моё обращение тому, к кому я требовал принятия жёстких мер – тому же А.Н.Мерзлякову — в прокуратуру Иркутской области.

ВРИО начальника Регионального управления ФСБ по Иркутской области В.А.Шелемин также отмахнулся от проблем – он сообщил мне, что «поставленные Вами вопросы не относятся к компетенции ФСБ, в связи с чем отсутствуют основания для применения мер реагирования…».

На сколько мне известно в ФСБ создан отдел по контролю за нашим историко-культурным достоянием, за музеями и архивами, так почему же это ведомство сняло с себя эти обязанности? Уж не потому что перед ними были обозначены, как мною, так и ведущими специалистами Росохранкультуры, в качестве преступников сам прокурор Иркутской области да ещё и и.о. губернатора?

Были ответы и от Л.А.Касьяненко, и от Е.Г.Шмайлова, и от Н.В.Алексеева и других. Всё, это ни к чему конкретному в расследовании этого преступления не привело. Воз оставался и ныне там.

Сколько бы я ни требовал предоставления документов, касающихся дома Рассушина, никто мне их не предоставлял, хотя это гарантировано Конституцией РФ.

В последний раз я обратился к руководителю Россвязьохранкультуры В.А.Протопопову и получил от него ответ хорошего содержания, внушающий какую-то надежду на справедливое расследование с последующим возмездием преступникам. В этом ответе он уведомил меня: «О незаконном сносе объекта культурного наследия по ул.Володарского, 3 в г.Иркутске с целью расширения стоящего рядом здания прокуратуры Иркутской области (Володарского, 5) 01.10.2007г. Руководителем Восточно-Сибирского Управления Росохранкультуры Войтович А.Н. была направлена информация Начальнику Управления государственной охраны объектов культурного наследия А.В.Работкевичу для принятия правового решения и направления материалов по выше указанному факту в Генеральную прокуратуру. Таким образом, объект культурного наследия регионального значения …действиями прокуратуры Иркутской области (заказчик строительства нового офисного здания прокуратуры Иркутской области) Администрации Иркутской области уничтожен. Кроме того уничтожено здание по ул.Ангарской , 6 г.Иркутска – земельный участок занят современной жилой застройкой, произведённой ОАО ФСК «Новый город» (генеральный директор А.С.Битаров)».

Предпримет ли эффективные действия Росохранкультура – покажет время. Я же, в свою очередь, как Председатель общественной инспекции ИРО ВООПИиК, намерен проконтролировать ход дела в Москве и послать письмо с прилагаемой документацией в Центральный Совет ВООПИиК о совместном согласовании мероприятий, для того, чтобы добиться привлечения всех, причастных к этому преступлению лиц к уголовной ответственности.

Я предполагаю, что лоббировал интересы Иркутской областной прокуратуры, связанные с её расширением, сам генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Чайка – бывший прокурор Иркутской области и передавший когда-то по эстафете все свои полномочия своему приятелю и последователю – Анатолию Мерзлякову.

Не может такого быть, чтобы не без его ведома и прямого участия Областной прокуратуре были выделены такие огромные деньги на строительство, связанное с её расширением за счёт уничтожения такого великолепного добротного дома-памятника деревянного зодчества, любимого всеми иркутянами. Предполагаю, что генеральный прокурор и дал негласные указания найти бреши в законах, чтобы снять памятник с государственной охраны.

Ответит ли за это преступление бывший прокурор Иркутской области А.Н.Мерзляков и бывший и.о. губернатора В.П.Третьяк? Что будет с нашим историко-культурным наследием в будущем и чего ожидать от наших властей, которые, наплевав на все законы, совершают «убийства» памятников, «убийства» того, что было заложено многочисленными поколениями нашего одарённого народа?

Справедливость должна восторжествовать, а возмездие за это чудовищное преступление, поскольку перед законом все равны и даже прокуроры, должно свершиться!

Григорий Красовский

© Babr24

 Источник: srn.su

НедвижимостьРасследованияИркутск

5428

15.12.2018, 16:18

URL: http://babr24.net/irk/?IDE=184031

bytes: 17368 / 17151

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Григорий Красовский.

Другие статьи в рубрике "Недвижимость" (Иркутск)

Не оставят пустого места: элитный посёлок Молодёжный грубо застраивают

Посёлок Молодёжный, он же МО Молодежное, известен как зелёная, парковая территория, как экологически чистый район. Однако всё это осталось в прошлом.

Миша Ковальски

НедвижимостьЭкологияИркутск

8650

06.11.2020

Гостиница «Ретро»: как убить исторический памятник

Уже несколько лет самый центр исторического Иркутска «украшает» строительный забор, из-за которого выглядывает полуразвалившееся здание. Это так называемый «Дом Эйзенхауэра», позднее ставший гостиницей «Ретро». В фейсбуке началось активное обсуждение, что это за дом и почему он в таком состоянии.

Лера Крышкина

НедвижимостьРасследованияЭкономика и бизнесИркутск

14113

03.11.2020

Презентация концепции благоустройства Цесовской набережной в Иркутске пройдет в онлайн-формате

Презентацию концепции развития Цесовской набережной проведут в галерее современного искусства Виктора Бронштейна 5 ноября в 16.00. В обсуждении проекта создания общественного пространства примут участие инвесторы проекта, архитекторы, представители научного сообщества и СМИ города.

Лера Крышкина

НедвижимостьОбществоИркутск

5289

03.11.2020

Шайка Сергея Лаптева: большая земельная афера под видом энергетики

Внимание Бабра привлекла крайне интересная схема присвоения дорогостоящих земельных участков в самых лакомых частях города Иркутска. Схема настолько банальна и основывается, по всей видимости, на традиционных откатах чиновникам, что удивительно, как до нее до сих пор никто не додумался.

Максим Бакулев

НедвижимостьРасследованияИркутск

25674

02.11.2020

«Заповедное Прибайкалье» произвольно рисует границы нацпарка и насильно выселяет местных жителей

История о том, как у простых жителей Прибайкалья незаконно отжимают земельные участки продолжает развиваться. Ранее на тему Бабр писал: Грязные земли: госорганы незаконно отбирают у иркутян владения.

Миша Ковальски

НедвижимостьРасследованияИркутск

5753

04.09.2020

Нам пишут. Говорим: «земля», подразумеваем - «коррупция»

Недавно в недрах Интернета я натолкнулся на актуальную народную мудрость. Она гласит: «Если бы у наших чиновников была неограниченная власть над планетой - они бы быстро раздали всю землю своим родственникам, друзьям и подельникам».

Максим Бакулев

НедвижимостьРасследованияПолитикаИркутск

15748

02.09.2020

Иркутский капремонт: ложь, грабёж и имитация

Об Иркутском фонде капитального ремонта в разное время говорилось и писалось много. Как сам фонд, так и вся система взимания взносов за капремонт подвергается заслуженной критике. Напомним основные пункты этой критики. Деньги за капремонт взимаются сейчас, а когда будет капремонт - неизвестно.

Лера Крышкина

НедвижимостьРасследованияИркутск

15491

17.08.2020

Блогнот. Ни один профессиональный цех в этом разговоре о городе не должен занимать снобисткую позицию

Дискуссия, развернувшая под постом Александра Гимельштейна по поводу реконструкции улицы Фурье, побудила меня написать по этому поводу отдельный пост. Он будет посвящен не столько самому сюжету реконструкции, сколько формату городской дискуссии и реализации проектов, меняющих городскую среду.

Алекссей Козьмин

НедвижимостьОбществоИркутск

5722

03.07.2020

«Норд-Вест». Зелёный берег: несбывшиеся надежды жильцов и провал местных властей

Ещё один крупный проект «Норд-Веста» – это микрорайон Зелёный берег. Он обещал стать элитным соседом Ершей, но что-то пошло не так. Изначально в проектном варианте были Зелёный берег и Зелёный берег-2.

Анна Амгейзер

НедвижимостьРасследованияИркутск

12462

29.06.2020

«Норд-Вест». Деньги Гусева на слезы дольщиков

«Норд-Вест» – как много в этих словах. Самая скандальная строительная компания Иркутска снова обратила на себя внимание Бабра. О этой легендарной фирме написано уже не одна сотня страниц. Поэтому, дабы не путать уважаемого читателя и восстановить хронологию событий, начнем по порядку.

Анна Амгейзер

НедвижимостьРасследованияИркутск

11616

22.06.2020

Полтора гектара депутатского жилья в Прибайкалье: дети тоже собственники

Радуясь после очередного отчета о доходах и имуществе за каждого из депутатов Заксобрания Прибайкалья по отдельности, нужно оценить по итогам 2019-го и их совокупное добро.

Камиль Фахрутдинов

НедвижимостьПолитикаРасследованияИркутск

11678

12.05.2020

Разрешение на строительство и сохранение Объекта Культурного Наследия «Бани Курбатова и Русанова» получено

Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области выдала разрешение на строительство и сохранение (реставрацию) Объекта Культурного Наследия «Бани Курбатова и Русанова».

Лера Крышкина

НедвижимостьИркутск

5033

30.04.2020

Лица Сибири

Шарков Сергей

Незовибатько Роман

Бердников Дмитрий

Юдин Сергей

Голышев Валентин

Синявская Валентина

Иванов Игорь

Григорьева Марина

Савин Олег

Моисеев Денис