Дмитрий Верхотуров

© Babr24

ЗдоровьеРасследованияЭкономика и бизнесМир

10922

20.11.2020, 15:54

COVID-диктатура

В Германии разгорается серьезный скандал по поводу только что принятого Бундестагом третьего закона о защите населения (Bevölkerungsschutzgesetz), дающего расширенные полномочия правительству по части всевозможных запретов и ограничений. По этому закону, простые меры защиты вводятся при уровне новых заболевших в пределах 35 на 100 000 человек населения в течение семи дней, серьезные ограничительные меры – при уровне свыше 35 на 100 000 человек, и самые строгие – при уровне свыше 50 человек на 100 000 человек населения.

Уровень новых заболевших устанавливается Институтом Роберта Коха (федеральный институт по изучению инфекционных заболеваний, подчиненный Министерству здравоохранения ФРГ). В числе мер, список которых приведен в законе, - весь набор хорошо нам уже известных запретов, закрытий и ограничений, в сущности, локдаун. То есть, как только Институт Роберта Коха заявит, что в таком-то районе, округе или городе достигнут определенный уровень новых заболевших, то местные власти должны все закрывать и запрещать.

Кому интересны детали – можно почитать, документ опубликован.

Немцы очень возбудились по этому поводу, и 18 ноября 2020 года в Берлине даже состоялась демонстрация протеста, которую полиция забрасывала газовыми гранатами и поливала водой, хотя погода была весьма холодной, около нуля градусов. Появилась критика в печати, а в немецких соцсетях и группах пошла агитация против закона под лозунгами борьбы против ограничений свободы. Немцы даже сравнивают новое творение Бундестага с известным законом о чрезвычайных полномочиях, который сделал Гитлера неограниченным диктатором.

Отмечу, что тональность спора приобрела чисто политический характер. Это уже не спор на тему, опасен ли вирус или нет, правильны или нет предпринимаемые меры, точна статистика или нет. Это вопрос о том, что немецкое правительство повело наступление на права и свободы граждан; противники ставят вопрос именно так. Почему?

Во-первых, закон предоставляет право федеральному правительству и особенно Министерству здравоохранения ФРГ вводить запретительные меры без согласия Федерального совета (Bundesrat – законодательный орган, состоящий из представителей земельных правительств от 16 земель Германии). В «срочных случаях» - даже одному Министерству здравоохранения. Распоряжения действуют год, на их продление требуется согласие Федерального совета.

Теперь следите за руками: Институт Роберта Коха подчиняется Министерству здравоохранения, а министерство это вправе запрещать и закрывать, причем через голову земельных правительств (такое впечатление, во всяком случае, создается от содержания этого закона), прямо в районах, округах и городах. Для сбора данных создается и вводится в действие с 1 января 2021 года электронная система (до 1 января 2023 года), которой пользуется Институт Роберта Коха по указаниям Министерства здравоохранения, определяющим порядок обработки, хранения и использования информации. Защита данных – обязанность института и федерального уполномоченного по защите данных.

Интересное положение. А разве не может быть того, что этот институт по команде их министерства «подкрутит» статистику? Проверить его все равно нельзя, контроль отсутствует. Получается классный инструмент для политического давления в руках очень узкого круга лиц. Кто не с нами – тому устроим локдаун: разорить, уничтожить любой округ, район, город. Избирательно.

Во-вторых, немцев удивило, как быстро был принят этот закон. Нас, пожалуй, молниеносными изменениями закона не удивишь. Но отсюда вопрос: а что мешает через годик-другой так же молниеносно продлить или расширить эти чудесные, почти неограниченные полномочия? Ну или переписать под какой-нибудь новый вирус? Немцы прекрасно помнят предыдущие чрезвычайные полномочия фюрера и то, чем это все закончилось, потому и провели параллели.

В-третьих, все «защитные меры», в сущности, сводятся к домашнему аресту: нельзя выходить в публичные места, запрещаются или ограничиваются места досуга, культурные и спортивные учреждения, запрещаются или выдаются предписания к предотвращению собраний или религиозных служб; собираются данные о сотрудниках и посетителях общественных мест; запрещается продажа алкоголя; поездки ограничиваются.

Отсюда вполне логично заключить, что цель «защиты населения» состоит не столько в защите его от вируса, сколько в «защите» его от политической и общественной деятельности. Если собрания, культура и церковь под запретом, который может быть введен в любой момент, то политическая деятельность становится фактически невозможной, ну или должна перейти к подполье. Заключенное под домашний арест население должно смотреть телевизор или пользоваться Интернетом, но эти каналы связи, как мы уже знаем по выборам в США, контролируются и цензурируются. Кроме того, ни в какой степени не заменяют личного общения и участия. Можно поговорить в Скайпе или Зуме, но если запрещено куда-то пойти и что-то сделать, то разговоры так и останутся разговорами.

В такой форме это, на мой взгляд, COVID-диктатура. Точнее, диктатура, вводимая под предлогом борьбы с коронавирусом.

Она может казаться создателям удобной, а тем, кто под нее подпадет – страшной. Однако, опыт той же Германии довольно убедительно показывает, что подобная система довольно быстро ломается и рушится с треском. Первое. Какие бы ни были строгие ограничения, всенепременно найдутся нарушители, которые сформируют подполье. Простите, подполье было в концлагерях, вроде Бухенвальда и Майданека, при тотальном контроле над заключенными.

Второе и самое главное. Любая диктатура что-то предлагает людям в обмен на согласие и даже участие в жесткой системе управления. У каждой диктатуры свои пряники, но совсем без них никакая, чего-нибудь стоящая диктатура не обходилась. Устроители COVID-диктатуры об этом правиле забыли и предложили немцам шиш без масла. Мол, мы вас «защищаем» в поте лица, а вы, может быть, и не подохнете от коронавируса. С закрытием магазинов, предприятий, с разрушением экономики, с крушением привычного образа жизни. Это расчет на самых распоследних тварей дрожащих, готовых в грязи валяться, лишь бы выжить (не очень понятно, правда, для чего).

В Германии хватает поводов для распрей и конфликтов, и страну потряхивает, кстати, заметно больше, чем Россию. Диктатура в таком стиле, принять которую означает превратиться в дрожащую тварь в самом буквальном смысле слова, по моему убеждению, станет мощным катализатором внутренней шатости, которая будет крайне занимательным зрелищем с разными фантасмагорическими картинами.

Дмитрий Верхотуров

© Babr24

ЗдоровьеРасследованияЭкономика и бизнесМир

10922

20.11.2020, 15:54

URL: http://babr24.net/?IDE=207344

bytes: 6604 / 6532

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Дмитрий Верхотуров.

Другие статьи в рубрике "Здоровье"

Ковидные сводки Красноярья: ни банкетов, ни торжеств

Александр Викторович Усс отныне — похититель корпоративов. Вслед за свадьбами и юбилеями губернатор запретил и другие мероприятия в кафе и ресторанах развлекательного и зрелищного характера, в частности - банкеты и корпоративы.

Макс Веселов

ЗдоровьеКрасноярск

298

25.11.2020

Новый министр здравоохранения: приехал не людей спасать, а опыта набираться

На неделе в Иркутской области появился новый министр здравоохранения. Им стал Яков Сандаков. Указано, что он является практикующим хирургом и руководил целых семь месяцев рядовой московской поликлиникой.

Аэлита Хлебникова

ЗдоровьеПолитикаИркутск

4186

23.11.2020

Обзор иркутских клиник: Харлампиевская клиника. Очень стильно и надежно

Экспертная группа Бабра продолжает проверять уровень сервиса частных иркутских клиник. Из-за коронавируса все государственные больницы и поликлиники фактически парализованы тысячами страждущих либо вылечиться от коронавируса, либо сдать на него тест.

Лера Крышкина

ЗдоровьеЭкономика и бизнесРасследованияИркутск

8479

23.11.2020

Закрытые атомные города — ковидные эпицентры

Закрытые атомные города Красноярского края стали эпицентрами бушующей пандемии. ЗАТО Железногорск бьёт антирекорды по приросту больных, шагая впереди всего региона и опережая миллионный Красноярск. 20 ноября в Железногорске зафиксировали 127 новых случаев Covid-19.

Макс Веселов

ЗдоровьеКрасноярск

5938

23.11.2020

Блогнот. Цифры зараженных смело умножайте на три

Ну, вот я и переболел ковидом. Сегодня сходил за анализами, в которых следов вируса нет, а антител уйма. Первой заболела жена (как мы тогда думали).

Кирилл Бакуркин

ЗдоровьеИркутск

5536

21.11.2020

COVID-диктатура

В Германии разгорается серьезный скандал по поводу только что принятого Бундестагом третьего закона о защите населения (Bevölkerungsschutzgesetz), дающего расширенные полномочия правительству по части всевозможных запретов и ограничений.

Дмитрий Верхотуров

ЗдоровьеРасследованияЭкономика и бизнесМир

10922

20.11.2020

Обзор иркутских клиник: Центр молекулярной диагностики. Всё ради денег?

На волне коронавируса незаслуженно забытыми оказались клиники, оказывающие обычные медицинские услуги. Однако все государственные больницы и поликлиники фактически парализованы тысячами страждущих либо вылечиться от коронавируса, либо сдать на него тест.

Лера Крышкина

ЗдоровьеРасследованияЭкономика и бизнесИркутск

18862

20.11.2020

Новая вакцина от COVID-19: три тысячи испытуемых и массовая вакцинация в 2021 году

Вакцина «ЭпиВакКорона», разработанная научным центром «Вектор», перешла в стадию пострегистрационных испытаний. Первые в списке – люди старше 60 лет. С 16 ноября ученые начали пострегистрационные испытания новой аденовирусной вакцины «ЭпиВакКорона» от научного центра «Вектор».

Анна Амгейзер

ЗдоровьеНаука и технологииРоссия Иркутск Красноярск

3454

19.11.2020

СУЭК оказал масштабную помощь красноярским медикам

Пока спираль пандемии в Сибири раскручивается, на передовой борьбы с коронавирусом становится все жарче. Медработники рады любой помощи, особенно от бизнеса, у которого, кроме доброго слова, имеются и люди, и деньги, и производственные мощности.

Дмитрий Таевский

ЗдоровьеОбществоЭкономика и бизнесКрасноярск

3777

19.11.2020

Вакцины на свалке в Черемхово: виновных ищут прокуратура и Россельхознадзор

Запросы от прокуратуры города Черемхово и управления Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия по поводу опубликованного 11 ноября материала «Опасные препараты на черемховской свалке: следы ведут на ветстанцию?» поступили в редакцию БАБРа.

Камиль Фахрутдинов

ЗдоровьеЭкологияИркутск

3038

18.11.2020

Дефицит препаратов для лечения коронавируса в Иркутске

Ещё 9 апреля 2020 года Минздрав обновил список препаратов для лечения коронавируса, в который вошли такие препараты как: Хлорохин»; «Гидроксихлорохин»; «Ритонавир»; «Азитромицин» (в комбинации с «Гидроксихлорохином»); препараты интерферонов.

Виктор Бизaр

ЗдоровьеРасследованияИркутск

7225

17.11.2020

Ковидные хроники: на пути к коллапсу?

Красноярский край успевает обновлять антирекорды по суточному приросту и числу умерших от Covid-19 с начала пандемии. На дороги края вернулись блокпосты. 10 ноября на въезде в Минусинский район заработал круглосуточный КПП с медиками и полицией.

Макс Веселов

ЗдоровьеКрасноярск

2401

17.11.2020

Лица Сибири

Кнорр Андрей

Бицура Павел

Клюкин Александр

Айдаров Александр

Жакова Ольга

Жуков Владимир

Брилка Иван

Бенчаров Никита

Бухольцева Оксана

Мишустин Михаил